Рус / Eng Карта сайта Контакты Архив  
moscowarchbiennale logo ВЫСТАВКИ ОФИЦИАЛЬНАЯ
ПРОГРАММА
ПРОГРАММА
МЕРОПРИЯТИЙ
ПОСЕТИТЕЛЯМ

23 мая - 17 июня 2012

Тема: Перестройка
Кураторский манифест
Организаторы
Партнеры Биеннале
Информационная поддержка


Несносные фантазии

Как превратить унылую советскую застройку в места, где приятно жить? Поиск ответа на этот вопрос становится основным трендом в российской архитектуре

Приехав в Россию на месяц, голландский архитектор Барт Голдхоорн остался здесь навсегда. Он собирался строить дома, а пришлось строить планы. Сегодня он руководит московской архитектурной биеннале. О Россию ломали копья Эрик ван Эгераат, Заха Хадид, Рэм Кулхаас и Доминик Перро - весь цвет мировой архитектуры. В воспоминаниях - непостроенный комплекс «Авангард», небоскреб «Живописная Тауэр», реконструкция Генштаба и новое здание Мариинки, а также суды и невыплаченные гонорары. Теперь звезды приезжают в Россию читать лекции и давать мастер-классы. За последние сто лет только один иностранец кое-чего добился в России - Ле Корбюзье. В 1933 году он возвел здание Центросоюза. Советские чиновники подправили его на свой вкус. Корбюзье смертельно обиделся и больше не возвращался.

Сегодня государство выделяет на архитектурную биеннале всего 300 000 рублей и считает его лишь развлечением для девелоперов. Два года назад так оно и было - вальяжные застройщики рассуждали о будущих идеальных городах, которые им построят фантазеры-архитекторы. «Тема первой архитектурной биеннале была “Как жить?”, - рассказывает Барт Голдхоорн. - Жить мы собирались хорошо. Это был пик экономического бума. Но случился экономический кризис, и стало понятно, что новые города никто строить не собирается. Тогда я себя спросил: а что же делать с городами, в которых мы живем?» Вторую архитектурную биеннале, которая открылась 26 мая, он назвал «Перестройка».

Перестройка и модернизация - архитектурный тренд. Зачем строить новое, когда можно обновить старое? Зачем размазывать города по поверхности земли, когда можно уплотнить уже существующую застройку? Легко воплотить красивый проект, а куда девать бесконечные типовые «Черемушки»? На эти вопросы уже десять лет ищут ответы в ФРГ, где правительством принят план «Восток». Современной Германии досталось тяжелое наследство - целые города блочной застройки, неотличимые от советских окраин.

«Технология строительства, даже качество бетона практически идентичные с советскими, - рассказывает куратор выставки Валерия Каширина. - Для выставки мы выбирали проекты с восточных земель, чтобы показать, что можно сделать в России». В Германии очень актуальны идеи сокращения жилой площади в бывших «хрущевках»: из бывшего пятисекционного панельного здания делают три виллы городского типа. Главная проблема - как вытравить из них едкий запах бедности? Виллы одевают в нарядные энергосберегающие фасады, скрывающие тоскливую панельную сущность здания. Так бывший проектный институт превратился в бельгийское посольство, а обыкновенная школа в коммуне «Шульцендорф» - в икону экологической застройки. Ее оплели ветками, как грибное лукошко.

Единственная точка на карте, в которой пересекаются утопические проекты второй московской биеннале с российской реальностью, это 58 градусов северной широты и 56 градусов восточной долготы - город Пермь. Именно там, а не в Москве или Петербурге, сконцентрированы все градостроительные надежды. На открытии биеннале седой голландец Кесс Кристиансен вручил губернатору Пермской области Олегу Чиркунову толстый фолиант - мастер-план развития города на 50 лет вперед толщиной в 600 страниц. Чиркунов - первый российский чиновник за последние сто лет, который пригласил иностранцев перестраивать российский город и, сам того не желая, прослыл покровителем искусств.

«Как и все хорошее, это произошло случайно, - говорит Чиркунов, - наш сенатор Гордеев увлекается архитектурой. Это он убедил меня встретиться с голландцами - бюро KCAP. Я ему сказал: найдешь спонсорские деньги, поговорим. Прошло несколько месяцев, и я понял даже не то, что деньги найдены и мастер-план получается, а то, что получились люди, которые почему-то заинтересовались нашим городом». Агентство KCAP строило города-сателлиты в Голландии, новые районы в Лондоне. Теперь ему достался тяжелый клиент - бывший пересыльный пункт, угрюмый северный город с разрушенным центром и бесконечными новостройками. «Пермь - это микс между интересным и ужасным, - объясняет Кристиансен. - Она не похожа на западноевропейские города, в которых выросли я и мои коллеги. Пермь находится в месте, которое больше всего напоминает центр штата Техас».

И в России, и в Штатах так много места, что, если надо построить здание, его можно всегда строить в чистом поле. От этого проблемы: нужна инфраструктура, общественный транспорт, а умирающие индустриальные зоны в итоге делят город на хорошие и плохие районы, рассказывает Кристиансен. Он провел в Перми два года и видел, как меняется сознание местных жителей, которые до последнего момента с подозрением смотрели на культурную экспансию с Запада.

«Раньше мы строили новые микрорайоны, а теперь я понимаю, что надо уплотнять старые, плотно строить малоэтажные дома вместо редко стоящих высоток. Я считал, что в первую очередь надо обеспечить комфорт автомобилистов. Меня убедили, что автомобиль - это враг, а хозяева города - пешеход и общественный транспорт», - Чиркунов размахивает пудовым мастер-планом, стоя среди макетов музеев и театров. Это будущая Пермь. Театр оперы и балета будет строить англичанин Дэвид Чиперфилд, музей современного искусства - Юрий Григорян из бюро «Меганом». И уже сегодня пермское начальство планирует объявить новый конкурс для звезд мировой архитектуры.

В Перми теперь мыслят только категориями «великий» и «звезда». Лишнее доказательство тому, что не зря Бард Голдсхоорн проводит свою душеспасительную работу. Заглянуть внутрь страны и не отпрянуть в ужасе, а сделать что-то полезное - вот новая московская мода. Новый градостроительный план Вышнего Волочка нарисовали архитекторы Сергей Скуратов и Сергей Чобан для грядущей архитектурной биеннале в Венеции. А студенты из МАРХИ отправились в Тульскую область, чтобы разработать план развития города Крапивна.

Евгений Асс, архитектор и преподаватель МАРХИ, говорит, что давно хотел дать студентам в качестве темы диплома не аэропорт или торговый центр, а что-нибудь для русской провинции. И друзья подсказали Крапивну, умирающий город, где когда-то жило 6000 человек, а осталось 1300. С тех пор как местные купцы дали взятку, чтобы железнодорожную ветку проложили в обход Крапивны, про город забыли, и в нем даже нет советских построек. Ни одной гостиницы, ресторана или кафе. Из культурных событий - только фестиваль крапивы, которому тоже непросто.

Теперь план такой: так как в городе много объектов, связанных с Львом Толстым, спроектировать там толстовскую библиотеку, толстовскую школу-интернат, университет местного самоуправления - так как там была сильна традиция земства. Каждому из студентов Евгения Асса достался социально значимый объект. Осталось понять, где взять деньги на возрождение Крапивны? Асс рассказывает, что нашел там девушку по имени Оксана, которая мечтает открыть кондитерскую, и свел ее с одним местным бизнесменом: «Вы даже не представляете, какое это чудо! Видимо в Крапивне появится кондитерская. Дело не в том, чтобы я приехал с чемоданом денег, а в том, что они поверили - у них есть будущее».

Анна Монгайт
Русский Newsweek
28 мая 2010

Источник: Русский Newsweek